Библиотека интересной литературы knigitut.net
Главная
Поиск по сайту
Полезные ссылки
Адрес этой страницы
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

Мозговое переутомление учащихся

 

Особенного внимания заслуживает мозговое переутомление учащихся, на которое впервые было указано Лоринзером в 1836 г. Резвые и цветущие дети значительно изменяются вскоре после своего поступления в учебное заведение: они становятся бледными, вялыми, не обнаруживают прежней охоты к играм, иногда жалуются на головные боли, головокружение и тревожный сон; они едят мало и общее питание их организма видимо страдает.

У многих это ненормальное состояние имеет временный характер, и дети, акклиматизировавшись в школе, снова приобретают прежнюю веселость и детскую беззаботность. Но у других болезненное состояние организма развивается дальше; такие дети имеют постоянно усталый вид; они становятся безучастными, но в то же время раздражительными, обнаруживают признаки умственной вялости, страдают бессонницей, сердцебиением, частыми головными болями, иногда галлюцинациями; они не могут долго сосредоточиваться на чем бы то ни было, теряют способность к самообладанию, и всякий аффект вызывает у них беспорядочные рефлексы. Есть даже указание на то, что это состояние может перейти в умопомешательство.

Доктор Нестеров, исследуя 216 человек учащихся в одном из средних учебных заведений Москвы, нашел среди них 71 человека, или 32 %, нервная система которых была найдена ненормальной, причем эти нервные расстройства (повышение психической чувствительности, головные боли, периферические невралгии, сердцебиение, неврозы половых частей, раздражительность, чрезмерная впечатлительность) оказались резко прогрессирующими с каждым классом: в младших классах их было 8—20 %, а в старших 60—70 %. Подобные наблюдения производились врачами и в других местах, а потому мало-помалу в обществе укрепилось убеждение, что существующие школьные порядки в весьма значительной степени виноваты в происхождении мозгового переутомления у учащихся.

К тому же участились и случаи самоубийства среди воспитанников средних учебных заведений, ближайшими причинами которого часто служат уязвленное самолюбие, боязнь наказания, страх перед экзаменами и т. п.— мотивы, имеющие близкое прикосновение к школьной жизни. Вопрос об обременении мозговой деятельности учащихся сделался предметом обсуждения на местных и международных конгрессах по медицине и гигиене (съезд немецких гигиенистов в Нюренберге в 1877 г.; Международный съезд врачей в Копенгагене в 1885 г., международные конгрессы гигиенистов в Гааге, Лондоне и Будапеште в 1884, 1890 и 1894 гг.; съезды общества русских врачей в память Н. И. Пирогова и др.), на педагогических съездах (съезд немецких филологов и учителей в Трире в 1879 г.), в разных местных медицинских обществах Германии, Франции, Англии, в Парижской медицинской академии и пр.

Во многих странах были назначены правительственные комиссии для расследования и выяснения вопроса о переутомлении учащихся. В результате этого движения до сих пор получились, кроме собранного при официальных и частных расследованиях материала, некоторые правительственные распоряжения, принесшие учащимся немногие частичные облегчения; но существенно пока ничего не изменилось, учебные программы, предъявляемые к учащимся требования и методы преподавания, за немногими исключениями, остались прежние. Тем не менее реформа школы представляется в настоящее время необходимостью и лишь вопросом времени. Несомненно, что, независимо от школы, многие домашние условия содействуют болезненному развитию детей и благоприятствуют происхождению мозгового переутомления в школьном возрасте.

Сюда относятся:

1) наследственное отягощение, дающее известный процент детей, предрасположенных к расстройствам и к неправильному развитию нервной системы;

2) отсутствие такого домашнего воспитания (даже в интеллигентных семьях), которое соответствовало бы физиологическим потребностям молодого организма;

3) слишком раннее участие детей в тех развлечениях, которые представляет современная городская жизнь;

4) обременение детей частными уроками (независимо от школы), в особенности уроками музыки (слишком продолжительные, ежедневные упражнения в фортепианной игре сильно возбуждают нервную систему детей).

Вообще школа часто получает далеко не безукоризненный материал в лице большого количества плохо упитанных и слабых детей. Но недостатки школы устранить легче, чем неблагоприятные условия в отдельных семьях и домах. На первом плане здесь стоит несоответствие между количеством умственного труда, требуемого от ребенка, и силами его. Детям часто задают слишком много уроков на дом. Вообще всеми медицинскими авторитетами, занимавшимися этим вопросом, число обычных рабочих часов для учащихся различных возрастов считается чересчур великим, и все предложения клонятся к уменьшению рабочего времени и в особенности к сокращению числа часов, употребляемых для приготовления уроков.

Так, например, комиссия сведущих людей, созванная в начале 80-х годов наместником Эльзаса и Лотарингии по вопросу об организации средних учебных заведений в этих провинциях, установила максимальное число часов, посвящаемое умственным занятиям (в школе и дома) в день следующим образом:

для детей 7—8 лет — 4 часа,

для детей 9 лет — 4 1/2 часа,

10—11 лет — 6 часов;

12, 13 и 14 лет — 7 часов;

15—18 лет — 7 1/4—8 1/4 часа.

Таким образом, если число ежедневных уроков в гимназиях считать равным в среднем 5 часам, то для домашних занятий остается не более 1—3 часов, смотря по возрасту детей. С санитарной точки зрения эти величины должны быть признаны предельными; они как раз соответствуют тем, которые установлены для продолжительности домашней работы (как максимальные) правительством великого герцогства Гессен-Дармштадт. Практикуемое в настоящее время обременение памяти учащихся заучиванием наизусть множества деталей, ущерб развитию других умственных способностей (наблюдательности, анализа, сообразительности), едва ли может быть полезно для гармонического развития молодежи. Точно также мытарства, которые испытывают дети во время экзаменов, или тот искусственный культ самолюбия, который поддерживается среди учащихся существующей во многих местах балльной системой. Нерациональное, несогласованное с интересами детей распределение предметов по часам дня и по отдельным дням также ведет нередко ко временному обременению детей работой. Сюда же относится вопрос о распределении уроков по часам дня. Они могут быть распределены так, что дети отсиживают все 5 или 6 уроков подряд, например с 8 или 9 часов утра до 2 или 3 часов пополудни, с одной большой (в 1/2 часа) переменой, или же так, что в середине дня, т. е. в 11 или 12 часов, уроки прерываются на продолжительное время (на 2—3 часа), в течение которого дети уходят из заведения домой для обеда. Мнения о том, какой системе отдать предпочтение, сильно расходятся. Но, принимая во внимание, что ребенок, даже при страшном напряжении, не может сосредоточенно следить за преподаванием в течение 5—6 часов подряд, следует принципиально высказаться за второй способ распределения уроков. Практикуемые 5-минутные паузы между отдельными уроками слишком коротки: для маленьких детей перерывы в 15 минут обязательны; для старших учеников следует допустить по меньшей мере 10 минут. Чересчур продолжительные умственные занятия детей делают сон не только тревожным, но прямо сокращают количество времени, посвящаемого ночному отдыху.

Кэй нашел, что шведские гимназисты спят в среднем выводе 7 часов 12 минут (старшие), 8 часов 12 минут (младшие), но что иногда старшие ученики спят только 4—5 часов, младшие только 6 часов в сутки. Между тем 10—11-летние дети должны спать 10—11 часов в день, 12—13-летние—10 часов, 14—16-летние — не менее 9 часов, а 17—18-летние молодые люди — 81/2 часов. В общем каждодневный недостаток сна шведских гимназистов равняется 11/2—2 часам и исследования показали, что заболеваемость среди тех учащихся, которые спят меньше среднего количества часов, больше, чем среди тех, которые пользуются достаточным сном. Наконец, школа, кроме английской, не обращает достаточного внимания на физические упражнения. Гимнастика в загоне.

Часто школа смотрит на часы, отведенные для гимнастики, как на отдых; это — роковое заблуждение, так как физические упражнения, если только они производятся серьезно и внимательно, требуют и внимания, и траты сил не меньше, чем умственная работа. Мнение, будто бы утомленного умственным трудом ребенка можно тотчас освежить гимнастикой, ложно. С другой стороны, гимнастика, если ею пользуются в известных пределах, служит вообще для укрепления организма и в этом случае должна быть признана целесообразным средством против мозгового переутомления. Еще больше, чем обыкновенная гимнастика, заслуживают поощрения подвижные игры на открытом воздухе (как в Англии). В этом отношении городские общественные управления могут оказывать значительную помощь школе или преследующим цель содействовать физическому развитию молодежи частным обществам, отводя им подходящие участки городской земли в различных частях города.

Перейти вверх к навигации
 
Перепечатка материалов с данного сайта запрещена.
Помогите другим людям найти библиотеку разместите ссылку: