Библиотека интересной литературы knigitut.net
Главная
Поиск по сайту
Полезные ссылки
Адрес этой страницы
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

ПЕРЕУТОМЛЕНИЕ, МОЗГОВОЕ ПЕРЕУТОМЛЕНИЕ УЧАЩИХСЯ 1

 

(1 Эрисман Ф. Ф. Избранные произведения.— М.: Медгиз, 1959, с. 216—223. Печатается с сокращениями.)

Ф. Ф. ЭРИСМАН (1842—1915)

Физиологическая сущность утомления еще не совсем выяснена. По всей вероятности, оно обусловливается двумя, рядом идущими друг с другом процессами. Всякой работе мышц или центральных органов нервной системы соответствует известная трата сил, освобождающихся при разложении в организме сложных органических соединений.

Продолжительная работа возмещается организму своевременно в виде пищи; в противном случае происходит истощение имеющегося запаса скрытых сил, работоспособность организма уменьшается — он устает. С другой стороны, некоторые продукты распада вещества, образующиеся при работе,— углекислота, фосфорная кислота, молочная кислота (?) — обнаруживают ядовитое действие на ткани нашего организма и, накопляясь в нем в известном количестве, также понижают его работоспособность. Обыкновенно эти вещества уносятся с места их происхождения потоком крови и разрушаются в самом теле, а потому временного покоя или простого прополаскивания мышцы свежей артериальной кровью или даже физиологическим раствором поваренной соли достаточно для устранения их ядовитого действия.

Таким образом, после непродолжительной работы усталость исчезает скоро; при продолжительном же или усиленном труде, потребовавшем большой траты сил и давшем значительное количество продуктов распада, возвращение организма к норме возможно только при помощи сна. Утомление, следовательно, есть неразрывный спутник работы и начинается вместе с нею, что может быть обнаружено соответственными опытами. Первый и наиболее характерный признак утомления — это продолжительное и прогрессивное понижение работоспособности, а вместе с тем и ухудшение качества работы, зависящее от сопровождающего утомление ослабления внимания. При этом существует чрезвычайно тесная связь между физической и умственной усталостью, между утомлением мышц и центральных органов нервной системы. Профессор Моссо доказал ослабляющее действие утомляющих умственных занятий на мускулатуру: величина работы, производимой средним пальцем правой руки, поднимающим груз известной величины на известную высоту в особом аппарате (так называемом «эргографе»), резко падает после какой-нибудь значительной работы мозга (например, после лекции). Исследования Моссо и его учеников подтверждены д-ром Кемсиес в Берлине наблюдениями над учащимися: после уроков, требующих особенно сосредоточенного внимания, вскоре наступает ослабление мышечной силы, которое, однако, легко может быть устранено отдыхом или переходом к менее утомительным умственным занятиям. Если же напряжение, а следовательно, и утомление нервной системы продолжается долго, то ослабление мышечной силы может сопровождаться общею разбитостью и исчезает чрезвычайно медленно.

Причину этих явлений нужно искать, с одной стороны, в том, что и мышечная работа совершается лишь под влиянием импульсов, исходящих от нервной ткани, которая, таким образом, тоже утомляется при физическом труде, а с другой — в отравляющем действии на мышечную ткань тех продуктов распада, которые образуются при мозговой работе. По-видимому, следовательно, утомление известной части нашего организма, известных тканей, известной системы органов отражается в более или менее сильной степени и на других тканях и органах. Этим и объясняется, почему перемена занятий, физических или умственных, облегчая работу, не устраняет усталость в той мере, в какой ее устраняет полный отдых. По Грисбаху, утомление умственными занятиями влечет за собой и уменьшение кожной чувствительности — особенно у учащихся после трудных уроков. Иногда, впрочем, признаком утомления при усиленном умственном труде является повышение возбудимости нервной системы, выражающееся в быстрой игре сосудодвигательных нервов, в увеличении чувствительности в различных частях тела и в быстрой смене настроения. Но это явление также зависит от ослабления нормальной функции нервной системы, выражающегося в утрате способности владеть задерживающими центрами, регулирующими деятельность нервной и психической сфер.

Степень утомления зависит, с одной стороны, от рода и продолжительности работы, а с другой — от субъективных качеств работающего. При скучной, монотонной работе (фабричный труд, зазубривание слов, грамматических правил и т. д.) утомление наступает быстро, тогда как при работе, особенно интересующей нас, работоспособность понижается весьма медленно. Утомляемость различных людей зависит от возраста, пола, большей или меньшей уравновешенности характера или настроения, состояния здоровья и пр.: дети в общем легче и быстрее утомляются, чем взрослые люди; у слабых, болезненных, находящихся под нравственным гнетом субъектов утомление наступает быстрее, чем у здоровых, жизнерадостных людей. Даже у одного и того же человека утомляемость меняется в зависимости от различных внешних причин и условий жизни (погода и климатические условия, времена года, беспокойные ночи, эксцессы и т. п.). Утомление мышечного или нервного аппарата вызывает субъективное ощущение усталости, расслабления и потребность в отдыхе. До известной степени появление чувства усталости может служить предостережением и указанием, что пора прекратить работу.

Мозговое утомление весьма часто вызывает головную боль как вследствие самоотравления образующимися при работе продуктами распада, так и вследствие неправильного распределения крови в центральных органах нервной системы. Усиленные умственные занятия могут вызвать активную и пассивную гиперемию головного мозга: под влиянием импульса со стороны нервной системы сосуды, ведущие кровь к мозгу, расширяют, отчего происходит прилив крови к этому органу; с другой стороны, поверхностное дыхание, обыкновенно сопровождающее сосредоточенную умственную работу, дает повод к застою венозной крови в голове. Моссо удалось доказать переполнение мозга кровью при умственной работе непосредственным наблюдением над одним субъектом с отверстием в черепе; кроме того, Моссо убедился при помощи особенно устроенных весов, на которые мог ложиться человек, что всякая умственная работа, всякое психическое возбуждение усиливает приток крови к головному мозгу — стоит только лежащему на весах человеку задать какой-нибудь вопрос, какую-нибудь задачу, и тотчас же голова его начинает перетягивать вследствие притекающей к ней крови.

Тем же неправильным распределением крови объясняется и кровотечение носом, столь частое, в особенности у детей, при продолжительных умственных занятиях. Указанное выше понижение чувствительности нервов под влиянием утомления может иметь место и во внутренних органах, так что замедляется акт пищеварения и являются запоры. Далее физическое или умственное утомление, если оно превышает известный предел, ведет иногда к бессоннице или к беспокойному сну, неспособному вполне восстанавливать силы организма.

В новейшее время неоднократно было определено ухудшение качества работы под влиянием усталости. Сравнивая 1500 диктовок, произведенных детьми утром, до начала классных занятий и к вечеру, по окончании уроков, Сикорский определял в них число описок, т. е. таких ошибок, которые не зависят от знания, а потому легко могут быть предупреждены вниманием. Оказалось, что во всех классах без исключения число описок в послеклассных диктовках было гораздо значительнее, чем в доклассных. Работа утомленных детей была на 22—43 % или в среднем на 33 % менее точна той, которая была произведена детьми до начала классных занятий. Описки касались главным образом замены одних букв другими, имеющими сходство с первыми или по звуку или по внешней форме; дети, следовательно, постепенно теряли способность тонкого различения психических величин. Крепелин убедился, что быстрота работы у молодых людей при сложении цифр в самом благоприятном случае уменьшалась уже в начале второго, а то даже в конце первого часа. Бургерштейн заставил 162 детей 11 —13 лет производить 4 раза в час, каждый раз в течение 10 минут, с 5-минутными перерывами между 2 опытами, простые, хорошо знакомые детям вычисления, причем им контролировалось как качество работы (число ошибок), так и количество ее. Оказалось, что в первые 10 минут число ошибок равнялось 3 %, во вторые 10 минут — 4%, в третьи — 5,7%, в четвертые — 6%. Дети, следовательно, уже по истечении 1/2 часа были заметно утомлены предыдущей работой. По Гепфнеру, линия ошибок, делаемых детьми при диктовках вследствие утомления, повышается равномерно, т. е. она представляет прямую линию.

Наиболее рациональным средством борьбы против чрезмерного утомления, как физического, так и умственного, нужно признать устранение вызывающих его причин. Но люди, вынужденные работать и после наступившей усталости, часто прибегают к различным паллиативам, как бы оттесняющим признаки утомления и позволяющим снова более или менее свободно располагать имеющимся еще запасам сил. Сюда относятся прежде всего волевой импульс, дающий нам возможность временно увеличивать нашу работоспособность. Такое временное напряжение «последних сил» бывает иногда необходимо; оно помогает нам дойти без остановки до намеченной цели и может, при известных условиях, даже спасти нам жизнь; но оно должно быть редким исключением, потому что по следам ему идет полное изнеможение.

Ту же роль, как волевой импульс, играют до известной степени различные вкусовые вещества, в особенности кофе, чай, спиртные напитки, хотя последние в сущности не оправдывают возлагаемых на них надежд; собственно умственная работа затрудняется уже незначительными количествами спиртых напитков, большие же количества действуют прямо снотворно. При физическом труде, правда, умеренный прием алкоголя отдаляет момент наступления усталости, но общее количество работы под влиянием алкоголя едва ли увеличивается; и если пьяный человек иногда обнаруживает необыкновенную физическую силу, то это явление объясняется параличом задерживающих нервных центров и потому представляет собой в сущности признак утомления. Чай и кофе, действительно, как будто бы облегчают как физический, так и умственный труд, и потребление их не так опасно для орагнизма, как потребление алкоголя, но в общем все же следует относиться с осторожностью ко всем средствам, искусственно увеличивающим временно нашу работоспособность.

Самое действительное средство для борьбы против утомления, это — отдых. Во время отдыха трата сил и вещества сокращается, а удаление продуктов распада и восстановление сил облегчаются. Поэтому всякая работа требует периодических перерывов, продолжительность и частота которых зависят от качества и напряженности труда, а также и от личных свойств работающего человека. В течение этих перерывов утомление уменьшается, хотя не исчезает совершенно; каждый последующий перерыв восстанавливает силы меньше предыдущего. Еще менее полезными перерывы оказываются тогда, когда они употребляются для другой, хотя бы более легкой работы. Даже какое-нибудь приятное развлечение не в состоянии совершенно стереть следы предшествовашего утомления; оно может только благоприятным влиянием на наше настроение уничтожить субъективное чувство усталости. Совершенное уравновешивание организма возможно только во время сна. В это время расходы организма доведены до минимума, ткани, а в особенности нервная ткань, имеют возможность накоплять новый запас потенциальной энергии. Лишь в таком случае, если напряженность работы предшествовавшего дня была чересчур велика, или если сон слишком короток, признаки утомления могут обнаруживаться еще и на следующий день. До известной степени момент наступления утомления может быть отдален при помощи систематического упражнения работающего органа, причем наша работоспособность увеличивается. От частого упражнения изменяются ткани в смысле усиленного развития: часто упражняемая мышца приобретает не только большую силу, но она увеличивается и в объеме; такие же следы упражнение, по всей вероятности, оставляет и в нервной ткани.

Во избежание чрезмерного утомления количество требуемой от человека работы, степень ее трудности, а равно и распределение ее по часам дня должны быть согласуемы с утомляемостью данного субъекта. Но нужда часто заставляет человека чрезмерно эксплуатировать свою рабочую силу. Кроме того, целые группы населения относительно распределения своего времени находятся в зависимости от других (учащиеся дети, фабричные рабочие и пр.). Для таких людей максимальная продолжительность рабочего времени, а равно и продолжительность и время перерывов в работе должны быть устанавливаемы законом или особыми правилами, причем необходимо иметь в виду также и естественное желание человека жить не только для своей профессиональной деятельности, но и для удовлетворения своих духовных потребностей. По мнению Канта, 8 часов должны быть посвящаемы работе, 8 часов — сну, а остальные 8 часов человек должен иметь в своем распоряжении для еды, для чтения, для прогулок, разных удовольствий и т. п. Однако установление теоретической нормы рабочего дня представляет большие затруднения, так как этот вопрос тесно связан с социальным и культурным развитием народонаселения; и с физиологической точки зрения мы должны удовольствоваться требованием, чтобы никто не был лишен своею профессиональной деятельностью нормального сна и чтобы никто не был вынужден работать до такого истощения сил, которое могло бы оставить в организме прочные следы. Самая трудная работа — физическая или умственная — должна быть производима в начале рабочего дня, пока силы еще свежи; в более поздние часы труд должен становиться легче или же перерывы в работе должны становиться более продолжительными. Для многих каждый рабочий день оставляет известный осадок утомления, а эти осадки, суммируясь, могут в конце концов дать повод к болезненному состоянию организма. За несколькими рабочими днями должен следовать всегда один день полного отдыха от обычных занятий, и от времени до времени каждому рабочему человеку должен быть предоставлен более продолжительный отдых (каникулы для учащейся молодежи, «отпуски» для служащих). Вольные, соответствующие личному вкусу, занятия во время отдыха, хотя несколько задерживают полное восстановление сил, но, с другой стороны, поддерживают бодрость духа; они особенно важны для тех, профессиональная работа которых по своему характеру не способна давать внутреннего удовлетворения, получаемого от творческой деятельности ученого, художника, поэта (Крепелин).

Весьма часто напряженность и непрерывность работы приводят людей в состояние хронического утомления или переутомления. Переутомление может касаться как мышечной, так и нервной системы. Известная форма его — неврастения, развивающаяся у людей, которые имеют наследственное предрасположение к состояниям слабости и истощения или у которых нервная система истощена злоупотреблением спиртными напитками, половыми эксцессами, чрезмерной работой, суровой борьбой за существование и пр.

Перейти вверх к навигации
 
Перепечатка материалов с данного сайта запрещена.
Помогите другим людям найти библиотеку разместите ссылку: