Библиотека интересной литературы knigitut.net
Главная
Поиск по сайту
Полезные ссылки
Адрес этой страницы
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

ПОРА ВОЗМУЖАНИЯ

 

Гаврила Державин

(1743—1816)

Русские девушки

Зрел ли ты, певец Тииский!

Как в лугу весной бычка 1

Пляшут девушки российски

Под свирелью пастушка?

Как, склонясь главами, ходят,

Башмаками в лад стучат,

Тихо руки, взор поводят

И плечами говорят?

Как их лентами златыми

Челы белые блестят,

Под жемчугами драгими

Груди нежные дышат?

Как сквозь жилки голубые

Льется розовая кровь,

На ланитах огневые

Ямки врезала любовь?

Как их брови соболины,

Полный искр соколий взгляд,

Их усмешка — души львины

И орлов сердца разят?

Коль бы видел дев сих красных,

Ты б гречанок позабыл

И на крыльях сладострастных

Твой Эрот прикован был.

Весна 1799

1 Бычок — народный русский танец.

Александр Пушкин

(1799—1837)

Красавице, которая нюхала табак

Возможно ль? вместо роз,

Амуром насажденных,

Тюльпанов, гордо наклоненных,

Душистых ландышей, ясминов и лилей,

Которых ты всегда любила

И прежде всякий день носила

На мраморной груди твоей,—

Возможно ль, милая Климена,

Какая странная во вкусе перемена!..

Ты любишь обонять не утренний цветок,

А вредную траву зелену,

Искусством превращенну

В пушистый порошок!

Пускай уже седой профессор Геттингена;

На старой кафедре согнувшися дугой,

Вперив в латинщину глубокий разум свой,

Раскашлявшись, табак толченый

Пихает в длинный нос иссохшею рукой;

Пускай младой драгун усатый

Поутру, сидя у окна,

Стаканы сушит все до дна,

И, чтоб прогнать остаток сна,

Из трубки пенковой дым гонит сероватый.

Пускай красавица шестидесяти лет,

[У граций в отпуску, и у любви в отставке]

У коей держится вся прелесть на подставке,

У коей без морщин на теле места нет,

Чаек в прикуску попивает,

С сарептским табаком печали забывает,

[Злословит, молится, зевает]

А ты, прелестная!.. но если уж табак

Столь нравится тебе — о пыл воображенья! —

Ах! если, превращенный в прах,

И в табакерке, в заточеньи,

Я в персты нежные твои попасться мог,

Тогда б в сердечном восхищеньи

Рассыпался на грудь и может сквозь платок

Проникнуть захотел... о сладость вожделенья, ...

До тайных прелестей, которых сам Эрот

Запрятал за леса и горы,

Чтоб не могли нескромны взоры

Открыть вместилище божественных красот.

Но что! мечта, мечта пустая.

Не будет этого никак.

О доля человека злая!

Ах, отчего я не табак!..

1814

Евгений Баратынский

(1800—1844)

* * *

Сей поцелуй, дарованный тобой,

Преследует мое воображенье:

И в шуме дня и в тишине ночной

Я чувствую его напечатленье!

Сойдет ли сон и взор сомкнет ли мой,

Мне снишься ты, мне снится наслажденье!

Обман исчез, нет счастья! и со мной

Одна любовь, одно изнеможенье.

1822

Михаил Лермонтов

(1814—1841)

К портрету

Как мальчик кудрявый, резва.

Нарядна, как бабочка летом;

Значенья пустого слова

В устах ее полны, приветом.

Ей нравиться долго нельзя:

Как цепь, ей несносна привычка,

Она ускользнет, как змея,

Порхнет и умчится, как птичка.

Таит молодое чело

По воле — и радость и горе.

В глазах — как на небе светло,

В душе ее темно, как в море!

То истиной дышит в ней все,

То все в ней притворно и ложно!

Понять невозможно ее,

Зато не любить невозможно.

1840

Афанасий Фет

(1820—1892)

* * *

На заре ты ее не буди,

На заре она сладко так спит;

Утро дышит у ней на груди,

Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка ее горяча,

И горяч утомительный сон,

И, чернеясь, бегут на плеча

Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру

Долго-долго сидела она

И следила по тучам игру,

Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,

И чем громче свистал соловей,

Все бледней становилась она,

Сердце билось больней и больней

Оттого-то на юной груди,

На ланитах так утро горит.

Не буди ж ты ее, не буди...

На заре она сладко так спит!

1842

Афанасий Фет

(1820—1892)

* * *

Ее не знает свет,— она еще ребенок;

Но очерк головы у ней так чист и тонок,

И столько томности во взгляде кротких глаз,

Что детства мирного последний близок час.

Дохнет тепло любви,— младенческое око

Лазурным пламенем засветится глубоко,

И гребень, ласково-разборчив, будто сам

Пойдет медлительней по пышным волосам,

Персты румяные, бледнея, подлиннеют...

Блажен, кто замечал, как постепенно зреют

Златые гроздия, и знал, что, виноград

Сбирая, он вопьет их сладкий аромат!

1847

Александр Блок

(1880—1921)

Учитель

Кончил учитель урок,

Мирно сидит на крылечке,

Звонко кричит пастушок,

Скачут барашки, овечки.

Солнце за горку ушло,

Светит косыми лучами.

В воздухе сыро, тепло,

Белый туман за прудами.

Старый учитель сидит—

Верно, устал от работы:

Завтра ему предстоит

Много трудов и заботы.

Завтра он будет с утра

Школить упрямых ребяток,

Чтобы не грызли пера

И не марали тетрадок.

Стадо идет и пылит,

Дети за ним — врассыпную,

Старый учитель сидит,

Голову клонит седую.

Иван Бунин

(1870—1953)

* * *

Ранний, чуть видный рассвет,

Сердце шестнадцати лет.

Сада дремотная мгла

Липовым цветом тепла.

Тих и таинственен дом

С крайним заветным окном.

Штора в окне, а за ней

Солнце вселенной моей.

27 сентября 1917

ПОРА ВОЗМУЖАНИЯ

Перейти вверх к навигации
 
Перепечатка материалов с данного сайта запрещена.
Помогите другим людям найти библиотеку разместите ссылку: