Библиотека интересной литературы knigitut.net
Главная
Поиск по сайту
Полезные ссылки
Адрес этой страницы
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. СОЮЗ МЕДИЦИНЫ И ИСКУССТВА 1

(1 Лисицын Ю. П., Жиляева Е. П. Союз медицины и искусства.— М., Медицина, 1985. Печатается с сокращениями.)

 

Заканчивая нашу книгу, скажем несколько слов о благотворности искусства. Всякий творческий труд, в том числе и труд на поприще искусства, действует оздоровляюще на человеческий организм, в особенности потому, что он дает заряд бодрости и радостного мироощущения. Вот почему живителен активный отдых, отданный занятию любимым искусством, художественной самодеятельностью.

Состояние человеческого организма зависит от множества разнообразных причин, и проявления, свойственные здоровому человеку, как мы себе его представляем, весьма многогранны. Это все больше учитывается при решении проблем здравоохранения, в том числе и при определении понятия «здоровье». В 1946 г. на Международной конференции по здравоохранению было принято и записано в устав Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) следующее определение: «Здоровье — это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов».

Хранители нашего здоровья, медики, в своем благородном труде должны постоянно учитывать многочисленные социальные факторы, все, что способно оказывать определенное влияние не только на физическое состояние, но и на психику человека. Основоположник школьной и профессиональной гигиены в России Ф. Ф. Эрисман еще в прошлом веке предупреждал: «Гигиена была бы весьма односторонняя, если бы она в своих стремлениях сохранить нормальное состояние человеческого организма не обращала большого внимания на умственную и нравственную сторону человеческой жизни».

Именно здесь — в стремлении возвышать и облагораживать человеческие души, улучшать нравы — смыкаются воедино задачи служителей медицины и искусства.

В романе Ж. Верна «Плавучий остров» рассказывается о фантастическом городе-острове, на котором музыка используется как основное средство сохранения и укрепления здоровья. С этой целью ее определенными дозами транслируют по телефону в жилые дома. Объясняя секрет оздоровляющего действия музыки, автор пишет, что она стимулирует нервные центры; от тональности и силы звуков зависят сердечный ритм и работа органов дыхания, а также питание тканей организма. Когда один из героев романа, случайно попавший на остров в составе квартета музыкантов, спрашивает, зачем его и товарищей привезли сюда, он слышит в ответ: «Потому что струнные инструменты оказывают наиболее сильное воздействие».

В мае 1914 г. академик В. М. Бехтерев выступил с докладом «Значение музыки в эстетическом воспитании ребенка с первых дней его детства». В нем он сосредоточил внимание на использовании музыки в целях укрепления здоровья. Бехтерев убедительно показал, насколько необходимо приобщение ребенка к музыке в самом раннем возрасте для нормального, здорового развития детского организма. Прежде всего музыка способна оказать неоценимую помощь воспитателям в развитии слуха у детей. «Между тем нельзя забывать, что слух как воспринимающий орган для ребенка еще важнее зрения, ибо лишенный слуха ребенок, благодаря глухонемоте, резко отстает в своем развитии, что не наблюдается в такой же крайней мере со слепыми от рождения»,— утверждал Бехтерев. Он напоминал, как благотворно действуют на психику младенцев нежные колыбельные песни, и указывал, что музыкальные мелодии помогают в борьбе с повышенной нервозностью и капризами, которым особенно подвержены дети в раннем возрасте. Бехтерев приводил в пример свои собственные многократные наблюдения за одним капризным и шаловливым 3-летним ребенком, который успокаивался и забывал о своих капризах только при нежных звуках граммофонной записи дуэта из «Пиковой дамы».

На основании анализа практических наблюдений Бехтерев утверждал, что музыкальные произведения способны вызывать ярко выраженную реакцию у детей самого раннего возраста. Прежде всего на детей начинает действовать ритм музыки, позднее — высота тона и мелодия звуков, и лишь в последнюю очередь дети привыкают различать тембр и проявляют индивидуальное отношение к звучанию разных инструментов. Это важно знать, приобщая ребенка к музыке.

Каким же путем врачи определяют конкретное действие, которое способно оказать на чувства и настроения человека то или иное музыкальное произведение? Самую общую ориентировку в этом отношении дают устоявшиеся веками музыкальные термины, которыми пестрят ноты: мажор (радостно), минор (грустно), апассионато (страстно), дольче (нежно) и т. д. Более точную выверку и дифференцировку должны взять в свои руки психологи, специалисты по восприятию музыки.

Широко известно, как высоко ценил музыку выдающийся советский хирург С. С. Юдин и как она вдохновляла его и помогала ему в работе. Рассказывают, что как-то во время сложной операции Юдин долго не мог найти осколок, который необходимо было удалить. И тогда хирургу помогла мелодия финала Седьмой симфонии Прокофьева. Он напел ее и тут же уверенным движением извлек осколок, грозивший жизни пациента. В музее Института им. Н. В. Склифосовского хранятся нотные партитуры, которые С. С. Юдин любил и часто перечитывал перед сложными операциями. В своих «Размышлениях хирурга» С. С. Юдин писал: «А на мою профессиональную деятельность особо непосредственное влияние оказывала музыка. Например, перед особо трудными операциями я привык у себя в кабинете перелистывать партитуру Шестой симфонии Чайковского. Особенно умилительное настроение и спокойствие создавали мне звуки передаваемой по радио увертюры к «Хованщине» Мусоргского — «Рассвет над Москвой-рекой».

Академией медицинских наук СССР был проведен эксперимент по использованию музыки в родильных домах; он показал, что в радиофицированных палатах, где роженицы могут слушать через наушники соответствующую их вкусам-музыку, они чувствуют себя лучше за счет снижения нервного напряжения. Направленное использование музыки с учетом состояния и индивидуальных вкусов пациентов практикуется в ряде родильных домов и гинекологических больницах. Напряженная и тревожная тишина перестает быть непременным спутником больничных помещений, она отступает, уступая свое место оздоровляющим мелодиям.

Сопровождаемые музыкой занятия физкультурой служат не только лечебным и профилактическим целям, но в гораздо большей степени — укреплению здоровья. Оздоровляющее влияние подобных занятий ощущают на себе сотни тысяч людей разного возраста, посещающих так называемые группы здоровья, широко организуемые по всей стране.

Активное движение очень важно для здорового развития и функционирования человеческого организма. Оно усиливает процесс обмена веществ, способствуя обновлению тканей, придает силу мышцам и гибкость суставам. Движение, организованное музыкальными ритмами в танец, обогащенное эстетическим содержанием, удваивает свои оздоровляющие возможности. Отсюда — давнее использование танца как средства традиционной медицины. Любопытно отметить, что несколько лет назад в Бразилии в условиях современного научно-исследовательского института проводилась экспериментальная проверка эффективности некоторых методов применения танца в традиционной медицине, и эта проверка дала положительные результаты.

Искусство танца совершенствует пластику, развивает .музыкальный слух и чувство ритма, тренирует и закаляет не только мышечную, но и сердечнососудистую и нервную системы, а также духовно обогащает, воспитывая эстетическое чувство, воображение и творческую фантазию. Все это делает искусство танца незаменимым компонентом воспитательной работы с детьми.

Открыты и использованы еще далеко не все возможности музыки, танца и пения, они поистине безграничны и ждут новых исследований. Работы предстоит еще много. Но дружными усилиями медики и работники искусства добьются превращения этих средств искусства в повседневное действенное средство не только оздоровления больных, но и создания условий здорового образа жизни как действенного пути профилактики и охраны здоровья здоровых.

Общение с книгами с детских лет помогает нормальному развитию духовного мира ребенка. В руках умелого воспитателя книги облегчают также привитие детям необходимых гигиенических навыков, для этих целей особенно успешно и широко используются стихи А. Барто и П. Барто «Девочка чумазая», сказки К. Чуковского «Мойдодыр» и «Федорино горе» и др.

Во многих случаях бывает достаточно вовремя прочесть ребенку умело подобранную книгу или рассказать подходящую к случаю сказку, чтобы помешать укоренению какой-нибудь дурной привычки, способной отрицательно сказаться на здоровье. Это ярко и образно показывает замечательный русский писатель и врач А. П. Чехов в рассказе «Дома». Герой рассказа неожиданно обнаруживает, что его 7-летний сын Сережа начал курить. Суровые внушения не помогают. И тогда он рассказывает сыну сказку о прекрасном и добром царевиче, который испортил здоровье курением и умер в юном возрасте, оставив родных в глубоком горе. И сказка оказалась гораздо действеннее серьезных бесед и уговоров. Сережа навсегда отказался от курения;

Влияние художественных произведений особенно сильно потому, что оно сохраняет у ребенка приятное чувство свободы выбора решения, а не подчинения воле старших.

Правильное воспитание во многом служит залогом здоровья. Поэтому очень важно возможно полнее и шире использовать благотворное воспитательное воздействие художественной литературы на ребенка с раннего возраста.

Детские игры нередко включают в себя элементы театра, дети как бы играют определенные роли, передают характеры своих персонажей и соответствующим образом выстраивают их поведение в различных ситуациях. Такого рода ролевые игры, возникающие спонтанно или направленно организуемые врачом, могут служить эффективным средством диагностики и терапии неврозов и неврозоподобных состояний у дошкольников и детей младшего школьного возраста.

Диагностическое и терапевтическое значение ролевых игр проверено на практике в одной из детских больниц Ленинграда при участии сотрудников Ленинградского педиатрического медицинского института.

Ролевые игры в «дочки-матери», в магазин, в школу и др. помогают внимательному глазу врача разглядеть и понять характер и наклонности маленького пациента, взаимоотношения в его семье, уловить нарушения и нездоровые черты в его поведении, чтобы поставить правильный диагноз и понять причины, приведшие к заболеванию. Включаясь в эти игры, врач может преднамеренно создавать ситуации, облегчающие выявление тех или иных симптомов заболевания у ребенка. Участие врача в играх рождает у ребенка доверие к нему, снимает скованность, напряженность и тем самым создает предпосылки для перехода к направленной ролевой игре с терапевтическими целями.

Например, устраняется навязчивый страх ребенка перед каким-то реальным животным или сказочным персонажем (собакой, волком или Бармалеем). Нередко этого можно достичь за один сеанс, включающий три этапа ролевых игр. На первом этапе маленький пациент получает роль персонажа, наделенного теми чертами, от которых его нужно избавить, допустим, боязливого зайца. Врач изображает волка, который демонстрирует свою силу и бесстрашие, показывая модель желаемого поведения. Затем врач и пациент меняются ролями, и ребенок воспроизводит образцы поведения, которые ему только что показывал врач. Третий этап — это внешне повторение первого. Только теперь малышу (зайцу) уже не страшен серый волк (врач), потому что он сам только что побывал в его шкуре и тоже умеет быть сильным и смелым. При необходимости проводят дополнительные сеансы для закрепления результатов, где пациент играет персонажи, наделенные теми чертами, которые ему нужно воспитывать в себе. Для ролевых игр можно использовать куклы, надеваемые на руку, как в кукольном театре, или маски.

Ролевые игры и кукольный театр широко используются при лечебной работе с детьми приемами групповой психотерапии. В этих случаях в игровом репертуаре особенно популярны сказки «Красная шапочка», «Три медведя», «Золушка», а также импровизированные сцены, изображающие зоопарк, магазин, урок. В домашних условиях ролевые игры с детьми также можно использовать для устранения нежелательной манеры поведения: капризов, плаксивости, чрезмерной робости.

Изобразительное искусство находит широкое применение в психотерапии при работе с детьми в возрасте 4 лет и старше, когда они уже вполне способны не только держать в руках карандаш, но и воспроизводить предметы и явления действительности.

Академик В. М. Бехтерев, на протяжении 20 лет систематически изучавший рисунки детей, еще в 1910 г. в работе «Первоначальная эволюция детского рисунка в объективном изучении» указывал, что «детский рисунок есть объективный свидетель проявлений и развития детской психики». Поэтому рисунок ребенка может помочь врачу в определении уровня его развития и того, насколько нормально оно протекает, а также обнаружить отклонения в его психике и поставить четкий диагноз.

Воздействие искусства на человека, на его духовный мир поистине огромно. И именно оно часто лежит в основе, казалось бы, необъяснимых, чудодейственных чар искусства, дарящих неожиданное исцеление в самых сложных случаях.

С давних времен существует мнение, что музыка спасает от неминуемой гибели при укусах ядовитых змей и скорпионов. Как противоядие в этих случаях музыку широко рекомендовал один из известнейших врачей Древнего Рима Гален. Ниркус, спутник Александра Македонского в его походах, побывав в Индии, рассказывал, что в этой стране, изобилующей ядовитыми змеями, пение считают единственным средством от их укусов. Чем объяснить чудодейственное воздействие музыки в таких случаях? Исследования нашего времени показали, что большая часть пострадавших от укусов змей погибает от испуга, от ужаса перед неотвратимой смертью еще до того, как начинается губительное действие яда на организм. И оказалось, что музыка в таких случаях выступает не как противоядие, а как средство устранения психической травмы, она помогает пострадавшему подавить чувство ужаса. Если змея оказывается неядовитой, спасение уже обеспечено. Это всего один из случаев, когда здоровье и даже жизнь человека во многом зависят от его душевного состояния. Но и этот отдельный пример позволяет судить о том, насколько велика роль нервной системы в организме. Ее необходимо учитывать при объяснении механизма воздействия средств искусства на здоровье людей.

В современной науке пользуется заслуженным признанием так называемое учение о нервизме. Оно утверждает, что нервная система, прежде всего ее высшие отделы, играет ведущую роль в обеспечении нормальной, согласованной работы всех органов, а также во взаимосвязи организма с внешней средой. И. П. Павлов определял нервизм как «физиологическое направление, стремящееся распространить влияние нервной системы на возможно большее количество деятельностей организма».

Идеи об управляющей и регулирующей роли нервной системы в жизнедеятельности организма имеют длительную историю развития. К середине XIX в. они постепенно складываются в самостоятельное учение, которое становится стержневым в прогрессивном физиологическом направлении медицины. Его упрочение связано с именами выдающегося русского физиолога И. М. Сеченова и известного отечественного терапевта С. П. Боткина.

В книге «Рефлексы головного мозга» И. М. Сеченов на основании экспериментальных данных показал, что все акты сознательной и бессознательной жизни по своей сути являются рефлексами, т. е. ответными реакциями организма на воздействие факторов внешней среды. Идеи Сеченова были использованы целой плеядой русских медиков во главе с С. П. Боткиным для объяснения происхождения и клинической картины многих заболеваний.

Искусство развивает в человеке творческое начало, оно учит творить и переделывать окружающий мир и себя самого, свои поступки, привычки по законам красоты, в соответствии с понятием об эстетическом идеале.

Специфика каждого вида искусства, безусловно, приводит также к наличию ряда специфических моментов в его восприятии и воздействии на психическое и физическое состояние человека. До конца раскрыть общее и специфическое, чем определяется могучая власть искусства над человеком, огромные возможности, которые открывает искусство для развития всех духовных и физических сил человека, для охраны и укрепления нашего здоровья,— дело будущего. Быстрые темпы современного научного прогресса позволяют надеяться, что это будущее не за горами.

Примеры оздоровляющего воздействия искусства на людей настолько многочисленны и разнообразны, что у Неискушенного читателя может при знакомстве с ними возникнуть ложное представление об искусстве как о панацее (целебном средстве от всех недугов). Чтобы предостеречь от такого упрощенного понимания проблемы воздействия искусства на здоровье человека, обратимся к некоторым фактам.

Музыку такого рода еще в конце 20-х годов образно описал М. Горький в статье «О музыке толстых»: «Но вдруг в чуткую тишину начинает сухо стучать какой-то идиотский молоточек,— раз, два, три, десять, двадцать ударов, и вслед за ним, точно кусок грязи в чистейшую, прозрачную воду, падает дикий визг, свист, грохот, вой, рев, треск, врываются нечеловеческие голоса, напоминая лошадиное ржанье, раздается хрюканье медной свиньи, вопли ослов, любовное кваканье огромной лягушки — весь этот оскорбительный хаос бешеных звуков подчиняется ритму едва уловимому, и, послушав эти вопли минуту — две, начинаешь невольно воображать, что это играет оркестр безумных, они сошли с ума...». Нарисованная Горьким картина во многом перекликается с описанием музыки в одной из современных американских дискотек, о посещении которой рассказывает писатель В. Солоухин (1982). Вот что он пишет: «Так вот в дискотеке сила звука доведена до такой степени, когда она еще не убивает, но начинает воздействовать уже сразу на нижние слои мозга, на его подвалы, на подкорье, на подсознание, на глубинные слои психики, производя на человеческий организм как бы наркотическое действие. Причем это не мелодичная музыка, не Чайковский и не Шопен, но музыка ритмическая, поп-музыка, рок-музыка; когда удары музыкального ритма начинают вдруг совпадать с ударами вашего сердца, создается впечатление, что внутри у вас раскачивается тяжелый колокольный язык, который лупит о ваши ребра, о все ваши клетки, и все гудит и звенит, и не то вы сейчас сорветесь с места и начнете неистовствовать в своих движениях, не то взорветесь и разлетитесь на мелкие части».

Уже это само описание показывает, что действие подобной музыки никак не назовешь оздоровляющим, оно способно носить скорее болезнетворный характер.

Вредное действие чрезмерного, неразборчивого увлечения музыкой отмечал в свое время еще академик В. М. Бехтерев. Он рассказывал, как на заседании комиссии по лечебному значению музыки, работавшей перед первой мировой войной при Психоневрологическом институте в Петрограде, профессор Саккети просил о создании законодательства по ограничению злоупотребления музыкой в быту.

У нас существуют специальные предписания, запрещающие после 11 ч вечера шуметь, а также слушать проигрыватель и радио, включенные на большую громкость. Это необходимые меры гигиены, защиты нервов не только от излишнего шума, но и от злоупотребления музыкой. А опасность таких злоупотреблений в наши дни в связи с широким выпуском транзисторов особенно возросла. Не в меру усердные «любители» музыки разноголосым хором своих транзисторов к магнитофонов преследуют вас на улицах городов, в парках, на курортах, в дачной местности.

Недавно писатель Юрий Сергеев рассказывал, как во время выступления в одной молодежной аудитории он коснулся проблемы бездумного распространения и пропаганды рок-музыки в нашей стране. «Вы — писатель? — крикнули ему из зала.— Так и занимайтесь своим делом! Не мешайте самовыявлению и самоутверждению подростков в рок-ансамблях, в брейк-дансе...» И тогда писатель сказал: «Я бы не выступал на эту тему, если бы был убежден, что мы достаточно серьезно занимаемся музыкальным образованием молодежи, что мы не утратили при этом важных нравственных ценностей, народных корней... В зале я вижу много юных девичьих лиц. Может быть, кто-то из девушек знает хотя бы одну колыбельную песню?..» Ни одна рука не поднялась в ответ. «А между тем верное музыкальное воспитание начинается с колыбельной, которую мы слышим от матери,— продолжал писатель.— С той музыки, которая окружает нас с детства, звучит по радио, пропагандируется телевидением... И Родина начинается с колыбельной... Разве не так? Задумаемся над тем: почему мы не знаем песен своих матерей, не знаем музыки своего народа?..»

...Великих композиторов прошлого всегда волновала эта проблема. Пожалуй, нет ни одного из крупнейших мастеров, кто бы не уделял внимания созданию музыки для детей.

Мы публикуем письма Дмитрия Борисовича Кабалевского, размышления о музыке, о музыкально-эстетическом воспитании. Они нам кажутся и актуальными, и полезными для широкого круга читалей.

Москва, 26 июня 1976 года

«...Как объяснить непрестанное, повсеместное звучание музыки в обычной, повседневной жизни? Ведь известно, что музыка — сильный нервный возбудитель, что в чрезмерных дозах и особенно если это шумноэлектрифицированная музыка, так нынче распространенная, она губительно отражается на нервной системе людей, особенно детей, что занимающийся под музыку студент и работающий под музыку инженер глубоко заблуждаются, думая, что музыка оказывает им здесь помощь, в то время как она очень снижает их работоспособность и постепенно (хотя и незаметно для них самих) сокращает срок жизни их нервной системы...

И не кажется ли вам, что музыка для многих людей (это явление давно уже возникло на Западе, а у нас носит скорей импортный характер), перестав или даже не став искусством, превратилась в своеобразный наркотик, в некую звучащую среду, возбуждающую, щекочущую нервы, будто бы поднимающую жизнедеятельность, утоляющую какую-то внутреннюю (во всяком случае не эстетическую) потребность? «Что угодно, лишь бы рядом что-нибудь звучало!» Надо ли говорить, какая при этом происходит девальвация музыки как искусства?!

Не знаю, согласитесь ли вы со мной, дорогой мой друг, но не могу назвать все это иначе, как «фононаркоманией». Все признаки наркомании налицо: вред себе, вред окружающим, а отвыкнуть трудно и даже не хочется — вроде бы удовольствие...

Вероятно, смешно со стороны выглядит: музыкант, отдавший музыке всю жизнь, поднимает голос против музыки! Не против, а за музыку хочу я поднять свой голос. За дивную красоту музыки (а заодно и за дивную красоту природы), за неизмеримые таящиеся в ней богатства, за огромную радость, которую она способна принести людям, если «по-человечески» с ней общаться! Нельзя превращать великое искусство в безразличный шум, точно так же, как нельзя стирать грань между подлинным искусством живописи и стандартными обоями, которыми оклеены наши комнаты и рабочие кабинеты!

А статью мне так и хочется назвать — «фононаркомания».

Ваш Д. Кабалевский»

Февраль 1987 года

«Дорогой Виктор Абрамович! 2

(2 В. А. Малов, режиссер Краснодарской филармонии.)

В соответствии с договоренностью я уже не извиняюсь за задержку с ответом, просто хочу, чтобы вы знали, что неприличность своего поведения сознаю в полной мере...

О себе и своих делах потом. Сперва выскажусь по вопросам, которыми битком набито ваше последнее письмо («слово «втискано» означает, что заранее признаю свою способность лишь беседовать, но не отвечать на вопросы, ибо, интересуясь многим, знаю слишком мало).

Я думаю, что слово «ВИА» означает не просто «ансамбль, составленный из вокалистов и инструменталистов», а сформировавшийся на наших глазах (и ушах) определенный тип эстрадно-развлекательной музыки (вряд ли это можно назвать «стилем»). Причислить к ВИА ансамбль «Мадригал» решительно не могу. Ведь романсы и песни для вокалиста с фортепиано — это тоже ансамбли. А дуэт Глинки «Не искушай», часто исполняющийся со скрипкой, виолончелью и фортепиано, тоже ансамбль! Но почему же вы никогда не назовете такие ансамбли ВИА?..

...Просто невероятно: первыми в мире создали социалистическое государство, первые, перед кем рухнул фашизм, первые, кто полетел в космос, первые, кто сейчас во главе человечества, спасающего мир от ядерной войны... Все это, вероятно, звучит, как с трибуны на митинге. Ну что ж... Но ведь это — сущая правда. Правда о наших вершинах. А как звучит другая правда, правда о том, что в сфере всенародной культуры мы питаемся плохо пахнущими объедками с доходного стола западной массовой культуры, плетемся в самом ее хвосте...

Конечно, ищем и свое. Но сегодня это чаще всего обреченные на неудачу попытки «влить новое содержание в старую форму»...

...Два слова о «единстве корней джаза и блюза». Здесь вы противоречите себе, говоря, что корень этот — блюз, но потом добавляете, что рок моложе джаза на полвека. Во-первых, гораздо моложе: блюз вместе с джазом в целом уходит в очень далекое прошлое негритянской народной музыки, а рок взял совсем недавно (вы говорите — 30 лет назад) из богатейшего искусства негров только блюз и, надо сказать, здорово его обеднил и изувечил. Вы готовы «всю рок-музыку отдать за одну страницу шопеновского вальса». Я, кстати, не думаю, что в рок-музыке не найдется несколько ценных страниц, даже целых сочинений... А весь подлинный джаз за что вы согласитесь отдать? И я тоже не соглашусь, потому что искусство негров уже породило такие бесспорные ценности, как «Порги и Бесс», а рок за 30 лет? Вы назовете «Иисуса Христа» и другие рок-оперы? А у нас? Рок-оперы Журбина, Рыбникова?.. Не зря, я думаю, Валерий Леонтьев выступил в печати с проповедью «песен-однодневок». То, что рок — это новая музыка, отчасти верно. Отчасти потому, что рок далеко не всегда (скорее, даже редко) имеет право называться музыкой. То, что рок — мироощущение,— верно, если это понимать в том же смысле, как недавно в одной толковой статье было написано: «Шлягеры рождают шлягерное мышление...»

Высокая художественная требовательность народа, повышение общеобразовательного уровня, растущие запросы трудящихся существенно влияют и в дальнейшем все в большей степени будут влиять на художественный рост мастеров искусства и совершенствование их творений, будут способствовать успешному развитию реалистических тенденций и противостоять влиянию декадентских течений и возникновению антиэстетических явлений в искусстве. Как справедливо заметил Д. Дидро, «именно просвещенность нации не позволяет... художникам совершать глупости».

Таким образом, постоянное совершенствование и развитие народного образования, эффективное решение проблем широкого эстетического воспитания и художественной подготовки оказывают значительную помощь самому искусству в выполнении высоких благородных задач, поставленных перед ним Программой Коммунистической партии Советского Союза — «...служить интересам народа, делу коммунизма, источником радости и вдохновения для миллионов людей, выражать их волю, чувства и мысли, активно помогать их идейному обогащению и нравственному воспитанию» 3. Выполняя эти задачи, искусство одновременно служит и делу охраны и укрепления здоровья людей, развитию их духовных и физических сил.

3 Программа Коммунистической партии Советского Союза. Новая редакция.— М.: Политиздат, 1986, с. 59.

* * *

Целый мир от красоты,

От велика и до мала,

И напрасно ищешь ты

Отыскать ее начало.

Что такое день иль век

Перед тем, что бесконечно?

Хоть не вечен человек,

То, что вечно,— человечно.

А. Фет. Между 1874 и 1886 гг.

Перейти вверх к навигации
 
Перепечатка материалов с данного сайта запрещена.
Помогите другим людям найти библиотеку разместите ссылку: